21 апр. 2017 г.

В едином прорыве. Как большинство экономик мира перешли к росту

В глобальной экономике наступил новый период. Всеобщий пессимизм прошлых лет сменился всеобщим оптимизмом.

Глобальная экономика показывает синхронный рост абсолютно во всех странах — впервые после 2010 года, когда все страны преодолевали последствия глобального финансового кризиса 2008-2009 годов. В прошлом году американская ФРС, от которой ожидали повышения процентной ставки четыре раза, ограничилась только одним повышением как раз в связи со слабым глобальным ростом. А в начале нынешнего марта она повысила ставку, сославшись не только на хорошее состояние экономики США, но и на хорошее состояние экономики в мире. Страны еврозоны также ускоряют рост, индекс экономического настроения, подсчитываемый Еврокомиссией на основе опросов потребителей, а также представителей сферы услуг, промышленности и строительства, достиг самого высокого уровня с 2011 года. Растут промышленные индексы в США, Японии, Китае и Тайване.


В еврозоне безработица достигла самого низкого уровня с 2009 года. В США в феврале было создано 225 тыс. рабочих мест — значительно больше среднемесячных значений до этого. Банк Японии повысил свой прогноз роста ВВП в нынешнем году с 1% до 1,4%.

В прошлом году впервые за 15 лет темпы роста мировой торговли были ниже темпов роста мирового ВВП.

А в начале этого года произошло резкое ускорение мировой торговли, прежде всего за счет азиатских стран. В феврале нынешнего года экспорт Тайваня вырос на 28% по сравнению с февралем прошлого, отражая увеличение мирового спроса на полупроводники. Экспорт Южной Кореи в феврале увеличился на 20%, Китай впервые за 10 месяцев показал рост экспорта, который увеличился на 11%. МВФ и Всемирный банк одновременно предсказали ускорение роста глобального ВВП, Институт международных финансов указал, что в январе все развивающиеся страны продемонстрировали самые высокие месячные темпы роста с 2011 года, и даже Россия с Бразилией, которые в прошлом году показали снижение ВВП, в этом году перейдут к росту. Индекс MSCI all-world, отражающий котировки акций в 46 странах, оказался в феврале на рекордно высоком уровне.

Растет общемировой инвестиционный спрос. По подсчетам инвестиционного банка JPMorgan Chase, экспорт товаров капитального назначения в начале нынешнего года рос на 5,25% в годовом исчислении.

После 2010 года в глобальной экономике царил период пессимизма, сопровождающийся тем, что можно назвать негативными сюрпризами: ее состояние каждый раз оказывалось хуже прогнозировавшегося, и прогнозы постоянно приходилось пересматривать в сторону понижения.

В декабре 2014 года ОЭСР, организация, объединяющая индустриальные страны, обнародовала новый прогноз роста экономики в индустриальных странах: 1,8% в 2014 году и 2,3% в 2015 году. В обоих случаях это на 0,5 п. п. меньше, чем прогнозировалось в мае нынешнего года. При этом ОЭСР предсказала, что в следующем году рост замедлится на 0,17 п. п. в Великобритании, на 0,15 п. п. в Японии и на 0,08 п. п. в США. ОЭСР пояснила, что США внушают ей наименьшие опасения с точки зрения роста: так как в США только 13% составляет экспорт (значительно меньше, чем у других индустриальных стран), эта страна относительно независима от плохого состояния мирового рынка.

В свою очередь, МВФ в очередной раз понизил прогноз мирового экономического роста — на 0,4 п. п., до 3,3%.

В начале 2014 года МВФ впервые за два года изменил предыдущий прогноз в сторону повышения, до этого прогноз лишь понижался, а фонд каждый раз объяснял, что ситуация в мировой экономике оказалась хуже, чем считалось.

Фонд увеличил свой прогноз на 2014 год на 0,1 п. п. по сравнению с предыдущим вариантом — до 3,7%. Главным источником роста в 2014 году, по мнению фонда, должны были стать индустриальные страны. Развивающиеся же страны, обеспечивавшие рост в 2008-2011 годах, столкнутся с необходимостью бороться с продолжающимся оттоком иностранного капитала и снижающейся конкурентоспособностью. Среди индустриальных стран рост в США, как предполагалось, составит 2,8%, в странах еврозоны — 1%, в Японии — 1,7%. В ведущих развивающихся странах показатели ожидались следующими: Китай — 7,5%, Индия — 5,4%, Россия — 2%.

А потом МВФ понял, что поторопился. Впрочем, в отношении России фонду это стало ясно еще в мае 2014 года, и он снизил прогноз ее роста до 0,2%. При этом МВФ отметил, что Россия находится в экономической рецессии.

О пересмотре прогнозов в сторону понижения сотрудники МВФ Гада Файяд и Роберто Перрелли заявили: "Вслед за десятилетием очень высоких темпов роста и быстрого восстановления от глобального финансового кризиса развивающиеся страны после 2011 года показали невероятное замедление роста. Несмотря на благоприятные условия внешней торговли и относительно мягкую глобальную денежную политику (даже после постоянных заявлений американской ФРС о том, что она в конце концов свернет свою программу покупки облигаций за напечатанные доллары), средний экономический рост развивающихся стран в 2013 году был на 1,5 п. п. ниже, чем в 2010-2011 годах, когда послекризисное восстановление экономики в этих странах достигло своего пика.

При этом феномен замедления роста оказался очень распространенным и коснулся двух третей всех развивающихся стран.

Такое синхронное и устойчивое замедление было типичным только в разгар глобального финансового кризиса. Замедление оказалось совершенно неожиданным как для ученых, так и для составителей прогнозов развития мировой экономики: более 70% из 50 крупнейших развивающихся стран не оправдали в 2012-2013 годах прогнозы экономического роста, составленные МВФ за год до этого. В то время как замедление роста в развивающихся странах можно в какой-то степени объяснить внешними факторами, есть все основания подозревать, что значительную роль здесь сыграла внутренняя экономическая политика и структурные недостатки экономики. Во всяком случае, в 2012-2013 годах крупнейшие индустриальные страны, входящие в группу G20, показали рост всего на 0,3 п. п. ниже прогноза МВФ, в то время как входящие в G20 крупнейшие развивающиеся страны отстали от прогноза на 2,4 п. п.

То, что негативные сюрпризы относительно экономического роста после 2012 года повторились в 2013 году, можно назвать очень примечательным для некризисной ситуации в глобальной экономике.

Рыночные аналитики также были застигнуты врасплох глубиной и устойчивостью замедления экономического роста в развивающихся странах, как можно судить по докладам ведущих международных инвестиционных банков".

Если рассматривать развивающиеся страны G20 по отдельности, то в 2012-2013 годах в Аргентине реальный рост оказался в целом ниже прогнозного на 2 п. п., в Бразилии — на 4 п. п., в Индии — на 4,5 п. п., в Индонезии — на 1 п. п., в Китае — на 2 п. п., в Мексике — на 2,5 п. п., в России — на 3,5 п. п., в ЮАР — на 3 п. п., в Южной Корее — на 3,5 п. п. Из общего снижения темпов экономического роста развивающихся стран G20 по сравнению с прогнозами на 2,4 п. п. 1,3 п. п. пришлись на 2012 год, а на 2013 год — еще 1,1 п. п.

В целом в развивающихся странах Азии средние темпы экономического роста во втором квартале 2008 года достигали 5% в годовом исчислении, в первом квартале 2009 года наблюдался спад в среднем на 3%, а в первом квартале 2010 года — рост на 10%. Страны Африки, где в среднем темпы роста во втором квартале 2008 года также составляли 5%, в третьем квартале 2009 года испытали спад на 0,5%, а наивысших посткризисных темпов роста на 3% годовых достигли в третьем квартале 2011 года. Для сравнения: развивающиеся страны Европы (в том числе Россия) после роста на 5% годовых во втором квартале 2008 года испытали самый глубокий спад среди всех развивающихся стран, который во втором квартале 2009 года достиг 10% в годовом исчислении, а наивысшего посткризисного темпа — роста на 3% --добились только в третьем квартале 2011 года.

Большинство развивающихся стран начали переход от ускорения экономического роста к его замедлению в течение трех лет после банкротства инвестиционного банка Lehman Brothers в сентябре 2008 года, с этого банкротства начался глобальный финансовый кризис. В большинстве азиатских развивающихся стран рост начал замедляться уже в первом квартале 2011 года. До конца 2011 года рост стал замедляться в 80% стран Ближнего Востока и Африки. К третьему кварталу 2012 года уже 85% всех развивающихся стран мира замедлили рост.

Сотрудники МВФ Гада Файяд и Роберто Перрелли отметили следующее: "Путем эконометрического анализа мы установили, что внешние факторы — в данном случае сюрпризы роста в индустриальных странах, торгующих с развивающимися,— статистически значимы и положительно коррелируют с сюрпризами роста в развивающихся странах и в значительной степени объясняют их замедление. Сюрпризы роста в Китае также положительно коррелируют с сюрпризами роста в развивающихся странах, это объясняется тем, что Китай становится все более важным торговым партнером для остальных развивающихся стран. Несмотря на то что сырьевые цены в 2012-2013 годах оставались высокими и это могло помочь росту в сырьедобывающих странах, их колебания положительно коррелируют с сюрпризами роста в развивающихся странах в целом. Наконец, индекс колебания биржевых цен в индустриальных странах, прежде всего в США, называемый индексом ухода от риска, также положительно коррелирует с этими сюрпризами. Мы установили, что развивающиеся страны растут медленнее, когда спрос на импорт со стороны их внешнеторговых партнеров ослабевает, бюджетная политика развивающихся стран перестает в прежних масштабах помогать росту путем снижения налогов и предоставления финансовой помощи, их экономика в ходе преодоления последствий мирового финансового кризиса оказывается перегретой, а курс национальной валюты — завышенным. Нынешний эпизод замедления роста в развивающихся странах может быть прелюдией к длительному периоду более низких темпов роста в мире вообще, когда попытки властей расширить внутренний спрос окажутся неэффективными без структурных реформ. И развивающимся странам придется признать, что им не удастся достичь прежних высоких темпов роста без устранения препятствий для использования имеющихся ресурсов, повышения производительности и перехода к более высокотехнологичным видам производства".

В 2015 году оптимизм относительно возрождения экономики стран еврозоны вновь сменился пессимизмом: дело дошло до промышленного спада. Виной всему были развивающиеся страны, в том числе экономический спад в России. Ситуация в экономике стран еврозоны выглядела следующим образом. Темпы роста ВВП снижались: в первом квартале нынешнего года он вырос на 0,4%, во втором — еще на 0,4%, а в третьем — на 0,3%. Экономика Франции, второй по величине ВВП страны еврозоны после Германии, перестала расти. Немецкий экспорт в августе значительно снизился по сравнению с июлем, число новых заказов у промышленных производителей сократилось. В целом в еврозоне промышленное производство в августе сократилось на 0,5%. Именно в связи с замедлением роста и опасностью возобновления падения производства в еврозоне ЕЦБ 22 октября хотя и не смягчил денежную политику, но дал понять, что в декабре ее все-таки смягчит — продлит нынешнюю программу покупки ценных бумаг за свеженапечатанные деньги на €60 млрд в месяц и продолжит печатать деньги после сентября 2016 года, когда программу планировалось свернуть. Предполагается, что печатание денег оживит потребительский спрос и снизит курс евро, стимулируя экспорт.

Проблемы с ростом и необходимость смягчить денежную политику делали крайне затруднительной задачу ЕЦБ преодолеть опасность дефляции и довести инфляцию до планового показателя. Если экономика не растет, предприниматели не нанимают новых работников и не повышают зарплату имеющимся — потребители не покупают больше и, следовательно, не стимулируют рост потребительских цен. Если покупки не становятся больше, торговцы склонны привлекать покупателей снижением цен. В сентябре страны еврозоны уже испытали дефляцию. Предполагалось, что в следующем, 2017 году они будут показывать очень низкую инфляцию, если вообще не дефляцию. И это еще больше повредит экономическому росту, так как низкая инфляция и дефляция не стимулируют покупки под лозунгом "Покупай сегодня — завтра будет дороже", а отсутствие покупок товаров не стимулирует их производство. Более того, может вновь возникнуть долговой кризис в странах с чрезмерным уровнем государственной и частной задолженности.

Нынешняя ситуация разительно отличается от той, что была еще в мае прошлого года, когда мировые финансовые рынки находились под впечатлением того, что в странах еврозоны наблюдался устойчивый экономический рост и они почти достигли докризисного уровня производства.

Тогда можно было вспомнить, что в ходе глобального финансового кризиса 2008-2009 годов власти индустриальных стран в июле-августе 2009 года заявляли о поворотном пункте, после которого их экономика начнет постепенно восстанавливаться.

Страны еврозоны вслед за США сообщили о смене спада ростом.

В августе об этом объявили Германия, Франция и Япония. Германия и Франция сообщили, что их экономика за апрель--июль выросла на 0,3%, и это свидетельствует о прекращении спада. В начале 2014 года международные финансовые организации оптимистично прогнозировали ускорение мирового экономического роста. Всемирный банк сообщил, что "и развивающиеся, и индустриальные страны именно в этом году, через пять лет после финансового кризиса, наконец, пройдут поворотный пункт к восстановлению роста". Рост ВВП стран еврозоны должен был составить 1,1%, что было бы значительным достижением, если учесть, что два года подряд их ВВП вообще не рос, а падал. Все получилось совсем не так. В первом квартале в странах еврозоны ВВП вырос на 0,2%, а во втором перестал расти. Три страны с самой большой экономикой в еврозоне во втором квартале 2014 года испытали спад: Италия — на 0,2%, Франция — на 0,1%. Самое значительное впечатление на мировой финансовый рынок произвел спад в Германии — на 0,2%. При этом индекс ZEW, отражающий уровень экономического доверия в Германии, в августе резко упал.

За новыми тревожными для еврозоны признаками стояли развивающиеся страны, рост которых на глазах замедлялся, а в странах Латинской Америки вообще происходило сокращение ВВП. И экспорт стран еврозоны в развивающиеся страны падал, несмотря на все преимущества дешевого евро (августовское снижение экспорта Германии объяснялось именно ситуацией в развивающихся странах).

Между тем экспорт в развивающиеся страны составляет 25% экспорта всех стран еврозоны, а для Германии, Франции, Италии и Испании он вообще превышает 30%.

Успехи Германии в наращивании экспорта в Китай, которые привели к тому, что экспорт в эту страну составляет 7% всего немецкого экспорта, сейчас порождает проблемы и для Германии, и для еврозоны в целом, потому что именно замедление китайского роста является символом общемирового замедления. Германия сделала ставку на экспорт на китайский рынок промышленных товаров инвестиционного назначения, а Китай не только снижает темпы роста, но еще и переориентирует экономику с инвестиций на сектор услуг.

В общем, все выглядело оригинально. Еврозона пять лет считалась самым слабым звеном в мировой экономике из-за долговых проблем и экономического спада. Как только еврозоне удалось от спада перейти к довольно заметному росту, самым слабым звеном в мировой экономике стали считаться развивающиеся страны, особенно те, которые демонстрировали значительный спад производства из-за снижения мировых цен на нефть (самыми яркими примерами здесь являются Россия и Бразилия). И именно ставка на экспорт в развивающиеся страны привела к тому, что возрождение Европы оказалось под вопросом и еврозона снова может считаться слабым звеном.

Нынешний переход глобальной экономики от пессимизма к оптимизму может быть объяснен целым рядом обстоятельств. В конце 2015 — начале 2016 года китайский Центральный банк потратил из своих резервов $300 млрд, чтобы остановить падение юаня в условиях массированного оттока капитала из Китая. Кроме того, он ввел жесткий контроль за движением капитала. Власти побуждали банки кредитовать экономику. Раньше мировые финансовые рынки боялись, что падение цен производителей в Китае вынудит власти девальвировать юань, чтобы расширить экспорт и тем самым экспортировать свою дефляцию в другие страны, в которых производители в интересах конкуренции также начнут снижать цены. А замедление роста в Китае вызвало на мировом рынке падение сырьевых цен — нефть в какой-то момент стоила дешевле $30 за баррель, что ударило по России и Бразилии.

Однако теперь рынки решили, что девальвации юаня не будет. Меры китайских властей по расширению кредитования экономики и предотвращению вывоза капитала привели к тому, что деньги пошли в строительство. Запасы стали и других строительных материалов в Китае стали истощаться, что вызвало рост мировых цен.

В конце прошлого года цены производителей в Китае и других азиатских странах, которые до этого падали на 5% в год, уже росли на 5%. В результате произошел рост номинального ВВП Китая на 8% в год. Мировые цены на нефть превысили $50 за баррель.

Инфляция в Китае вызвала облегчение у глав центробанков во всем мире.

В нынешнем марте глава ЕЦБ Марио Драги с гордостью объявил, что с опасностью дефляции в еврозоне покончено.

На глобальном уровне некоторая инфляция повышает прибыль производителей, это не только облегчает обслуживание долгов, но и дает деньги на новые инвестиции. В последнем квартале прошлого года расходы компаний на инвестиции в Японии росли темпами в 8% в годовом исчислении. Сейчас ожидается, что наибольший прирост инвестиционного спроса в этом году придется на страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

А в таких странах, как Бразилия и Россия, снижение инфляции позволило центробанкам снизить процентную ставку, что, как полагают мировые финансовые рынки, стимулирует их экономический рост.

Как бы то ни было, сейчас оптимизм подогревается тем, что положительные изменения происходят в экономике абсолютно всех стран мира — как индустриальных, так и развивающихся.

Инфляция в Китае вызвала облегчение у глав центробанков во всем мире.

В нынешнем марте глава ЕЦБ Марио Драги с гордостью объявил, что с опасностью дефляции в еврозоне покончено.

На глобальном уровне некоторая инфляция повышает прибыль производителей, это не только облегчает обслуживание долгов, но и дает деньги на новые инвестиции. В последнем квартале прошлого года расходы компаний на инвестиции в Японии росли темпами в 8% в годовом исчислении. Сейчас ожидается, что наибольший прирост инвестиционного спроса в этом году придется на страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

А в таких странах, как Бразилия и Россия, снижение инфляции позволило центробанкам снизить процентную ставку, что, как полагают мировые финансовые рынки, стимулирует их экономический рост.

Как бы то ни было, сейчас оптимизм подогревается тем, что положительные изменения происходят в экономике абсолютно всех стран мира — как индустриальных, так и развивающихся.

Сергей Минаев
Коммерсантъ
15.04.2017

Отправить комментарий

В 2016 импорт пиломатериалов в Китай вырос на 21%

По данным Международной организации по тропической древесине (ITTO) совокупный объем импорта пиломатериалов в Китай в 2016 г. вырос на 21...